buddha eyes

Приветствие

Здравствуйте.

25.12.2016: Этот журнал переехал на dreamwidth.org.

Не знаю, какой дорогой вы сюда забрели, но раз уж забрели, прочтите сначала это. :)

Мои постинги неравномерны по смысловой нагрузке и тематике, поэтому читать всё подряд не советую - станет скучно, и до действительно интересных постов не доберётесь. Поэтому я маркирую постинги метками. Вот основные:
  • мысль - то, что я считаю на самом деле важным и информативным. Мои мысли об устройстве этого мира (по большей части, нематериальной его составляющей). Таких пока всего семь, наиболее на мой взгляд интересная - Душа и Фейнмановский электрон.
  • подумалось - более мелкие наблюдения о мире и выводы. Таких гораздо больше, они включают в себя и мысли;
  • любопытно - вообще не мои мысли, а то, что я где-то увидел, и что показалось мне интересным;
  • политика - это лучше не читать. :)
  • юмор, афоризм, travels, задачка, дети, лытдыбр - в комментариях не нуждаются.
Для сугубо технических постингов (Cisco, Juniper, unix и пр.) я создал второй аккаунт: gul_tech.
Репосты (показавшиеся мне интересными записи из моей френдленты) кидаю в gul_filtered.


Отдельные постинги, которые мне нравятся и могут вас заинтересовать:
Мне проще общаться на "ты", однако сам я с незнакомыми людьми первым на "ты" не перехожу, т.к. не знаю, как это будет воспринято. Если нормально, можно ко мне смело обращаться сразу на "ты", я отвечу тем же. :)

Комменты к этой записи скринятся.
buddha eyes

Фейковые криптовалюты

В многочисленных популярных роликах и текстах, объясняющих принципы работы криптовалют, это объяснение делается на примере Bitcoin - первой из криптовалют. Это на самом деле чистая и понятная реализация принципов, необходимых для криптовалюты: открытость истории транзакций, возможность проверки источника денег по цепочке, понятные правила появления денег, понятные правила создания новых транзакций. Новые монеты появляются только в результате майнинга новых блоков, и награда за майнинг постепенно снижается по логарифмическому закону, в результате чего общая сумма выпущеных биткоинов никогда не превысит лимита (21 миллион). Любая трата денег (вход транзакции) должна соответствовать выходу другой (более ранней) транзакции, деньги не могут появиться ниоткуда. Для траты нужно подписать транзакцию приватным ключом. Простой скриптовый язык позволяет делать multisig и всякие другие полезные вещи, в том числе и создавать новые валюты (токены) на базе биткоинового блокчейна (omni layer, так живёт USDT). Центрального узла нет, новый блок определяется консенсусом всех узлов - при наличии нескольких вариантов они принимают ту ветку, в которой сделано максимальное количество вычислений, это формальный критерий, не допускающий разночтений. Собственный узел может запустить любой пользователь, исходный код открыт.

К сожалению, концепция криптовалют, несмотря на своё изящество, не нашла понимания у пользователей. Среднему потребителю всё равно, лежат ли его деньги в абстрактном блокчейне, или на каком-то сайте. Для него это всё равно "где-то в сети". Когда деньги на сайте - даже спокойнее, потому что понятно, кто за него отвечает, в случае чего можно поругаться или написать в соцсети о том, какие они негодяи, или даже подать в суд, а если деньги "потерялись" в блокчейне, то и пожаловаться некому. Пользователи, покупающие биткоины, не хранят приватные ключи у себя, а в основном делегируют это посторонним сайтам, потому для них разницы действительно нет. А даже если хранят у себя - сначала ведь этот ключ они где-то генерируют, и потом скачивают. Понятно, что это уже не полностью их ключ. В результате распространяются слухи о "взломе биткоина", когда деньги уходят хакерам, и подобные байки. С другой стороны, умные и авторитетные люди объясняют, что блокчейн и построенные на нём криптовалюты - это надёжно и правильно, и не верить им нет оснований.

Это закономерно привело к появлению муляжей криптовалют, которые якобы используют те же технологии, но при этом дают преференции их создателям, т.е. не такие уж децентрализованные. Для пользователей всё равно, а создателям профит. Самый распространённый из таких муляжей - Ethereum.
Collapse )
This entry was originally posted at https://gul-kiev.dreamwidth.org/70858.html.
buddha eyes

Взаимодействие между людьми

Разговаривая про квалиа, вернулся к фантазии про поатомное копирование человека, но посмотрел на неё немного под другим углом, со стороны психологии.

Если бы у меня появилась точная копия, как бы у меня построились с ней отношения? При этом непонятно, кого из нас считать копией, а кого оригиналом, мы в этом равноправны. Мне кажется, что мы бы вполне поладили, и очевидные бытовые неудобства вроде необходимости разделять ресурсы, которые нужны одновременно двоим, вряд ли вызвали бы проблемы. О деталях может быть интересно пофантазировать: как быть с доступом к компьютеру, к телефону, взаимоотношения с женой, с работой и т.д.

А теперь в ситуации изменим одну мелочь: я не знаю, что это моя копия (и он, соответственно, тоже этого не знает). Появился некий человек, который по своему характеру и привычкам похож на меня, который обладает одинаковыми со мной имущественными и прочими правами, и с которым мне нужно разделять быт. Скорее всего, тоже поладили бы, но это всё-таки уже совсем другая ситуация. Появляется больше конкуренции за ресурсы, уменьшается открытость. Скажем, зная, что это копия, я могу при нём ходить без одежды в тех же ситуациях, в которых хожу без одежды сам, а без такой информации это было бы воспринято неоднозначно. Нужно больше проговаривать, а там, где не проговорено, следовать принятым в обществе правилам "по умолчанию", иначе можно человека обидеть, и наоборот, непринятое действие со стороны другого человека может быть обидным или оскорбительным, даже если бы в варианте с полной копией (когда это известно) оно воспринималось нормально.

Следующий шаг: если это моя копия, но не сиюминутная, а из другого периода, другого возраста. Тут уже возможны довольно существенные расхождения в отношении к разным вещам: один курит, другой не любит накуренное помещение; один атеист, другой нет; один любит стейк под вино или водку, другой не пьёт и не ест мясо и т.д. Это люди из разных социальных слоёв, и если им не дать информацию о том, что они на самом деле являются копиями одного человека, то они могут взаимодействовать не более, чем два посторонних человека. И уж тем более, если к этому добавить, что у каждого из них может быть собственная история и условия жизни.

Но ведь это можно повернуть и в другую сторону: достаточно представить, что разные люди - это мои копии, но находящиеся в разном возрасте и выросшие в разных условиях. Люди часто склонны, наоборот, максимально отделять себя от других людей - мол, другие - это "офисный планктон", а у меня настоящая жизнь, я не "серая масса" и т.п. Это порождает закрытость и конкуренцию вместо кооперации, своими (подобными себе) принимается лишь узкий круг близких знакомых. Если же всех считать своими "копиями" (отличающимися за счёт среды, возраста, пола и пр), то существенно увеличивается открытость и доброжелательность, и вообще мир меняется. :)

Это похоже на размышления про душу и фейнмановский электрон, но без физики и метафизики.
This entry was originally posted at https://gul-kiev.dreamwidth.org/70451.html.
buddha eyes

Про Гёделя, Пенроуза и вычислимость (3)

Продолжаю ту же тему, предыдущие посты: 1, 2.

В математике есть теория, которая ограничивается рассмотрением объектов, которые возможно построить, привести пример.
Множество таких объектов называют Вселенная Гёделя.
Обычно считается, что при таком ограничении, если рассматривать только вычислимые (или определимые) числа, получается другая математика: например, в ней не получается доказать теорему о промежуточном значении, или возникают монотонные ограниченные последовательности, не имеющие предела. Рискну оспорить эти возражения, и таким образом, защитить конструктивизм.
Collapse )
This entry was originally posted at https://gul-kiev.dreamwidth.org/70225.html.
buddha eyes

Про Гёделя и Пенроуза (2)

Второй, но не последний пост на эту тему (чего-то зацепила).

В комментариях к предыдущему посту об этом родилась краткая и более изящная версия доказательства неалгоритмизуемости сознания, основанная на том же принципе, что у Пенроуза.

Из теоремы о неполноте следует, что в любой непротиворечивой системе аксиом существуют алгоритмы, о которых невозможно доказать ни то, что они остановятся, ни то, что они не остановятся [*].
А в сознании Пенроуза таких алгоритмов не существует, т.к. если невозможно доказать, что алгоритм остановится, то это является доказательством того, что он не остановится. Потому что если бы он на каком-то шаге остановился, то пошаговое прохождение до этого шага являлось бы доказательством остановки.
Значит, никакая формальная система (и, соответственно, никакой формальный алгоритм) не может соответствовать сознанию Пенроуза.

Это формулировка без самореференции, парадокса лжеца, диагонального метода и всего прочего. Точнее, всё это тут скрыто за ссылкой на теорему о неполноте.

Поговорю об этом немного подробнее, это интересно.

В реальном мире нет таких объектов, как "число", "точка", "прямая" и прочих математических понятий. Это абстрактные идеи.
Но идеи у каждого свои, и на идеях науку не построить. Один учёный считает, что теорема доказана, другому доказательство не нравится - как узнать, кто прав? Должны быть какие-то формальные критерии проверки. Для физики это эксперимент, а для математики?
Тогда математики придумали, что для этих абстрактных объектов можно сформулировать некоторые базовые свойства, которые ни у кого не вызывают сомнений, назвать их аксиомами, и с помощью формальной логики строить из них всякие следствия-теоремы и решать задачи.

При изучении математики иногда упускается очень важный аспект (я, например, его упустил в своём образовании): математики изучают не следствия из аксиом, а исследуют свойства математических объектов, которые существуют в виде "идей", в неких платоновских мирах, а аксиомы используют лишь для формализации своих рассуждений и доказательств. Примерно как слова используются для передачи идей другим людям, но сами идеи - это не набор слов.
Если какое-то свойство математических объектов не следует из аксиом - это проблема выбранной системы аксиом.
Понятно, почему об этом не говорят прямо: тут отдаёт чем-то ненаучным.
В примитивных случаях возможна формализация доказательства, сведение его к аксиомам и формальная проверка (для чего, собственно, оно и было придумано). В реальных современных математических доказательствах об этом речь не идёт, математики оперируют исключительно абстрактными математическими объектами, представления о которых у них неплохо синхронизированы, и доказательство признаётся корректным, когда оно понятно и принято другими математиками, а не когда оно формально сведено к аксиомам. Никому не приходит в голову автоматическая проверка доказательства, скажем, великой теоремы Ферма или гипотезы Пуанкаре.

Думаю, что это обычно упускается из виду, потому что для одних людей очевидно, что математика оперирует абстрактными объектами, а аксиомы описывают некоторые их свойства, а для других - что математика оперирует формальными утверждениями и строит теоремы на основании аксиом и формальной логики. Каждый из этих подходов оправдан, примерно как материализм и идеализм, но при этом они не противоречат друг другу, и поэтому их редко сравнивают и противопоставляют, а чаще говорят про аксиомы, но подразумевают математические объекты. При изучении математики "понял" - это "увидел" математический объект, который стоит за формальной записью. Например, один ученик заучил определение, что вектор это направленный отрезок (или что это набор чисел), а второй понял, что такое вектор, и ему уже необязательно учить формулу для суммы векторов, он может её сам "придумать".

Теорему Гёделя о неполноте я воспринимал просто как любопытное утверждение о том, что в любой аксиоматической системе (непротиворечивой и включающей аксиомы арифметики) существуют утверждения, которые нельзя ни доказать, ни опровергнуть. То есть, для которых ни само утверждение, ни отрицание утверждения не следуют из аксиом. Факт любопытный, но - ну и что?
На самом деле суть этой теоремы Гёделя в том, что выбранный способ формализации математических сущностей принципиально неполон, всегда найдутся какие-то свойства этих объектов, для которых выбранных аксиом недостаточно. Иными словами, для полного описания математических объектов (например, объекта "число") необходимо бесконечное количество аксиом! Математик, тем не менее, вполне успешно продолжает оперировать этими объектами и изучать их свойства, а вот компьютеру доступны лишь конечные аксиоматические системы, которые могут описывать эти объекты достаточно хорошо, но принципиально не полностью.
Гёдель сказал (доказал!), что машина не может изучать математику наравне с человеком, потому что ей принципиально недоступны платоновские миры, изучением которых занимаются математики, понимаете?
После этого гёделевское доказательство существования бога (онтологический аргумент) уже не выглядит таким уж странным.

Например, для натуральных чисел используется некий набор аксиом, обычно это аксиоматика Пеано. Её достаточно для практически всех утверждений. Тем не менее, существуют утверждения, о которых уже известно (доказано), что в аксиоматике Пеано их доказать невозможно, и опровергнуть тоже невозможно. Это не значит, что можно выбрать произвольный ответ - нет, для абстрактного объекта "число" ответ вполне определённый.
Есть нерешённые задачи - например, гипотеза Гольдбаха (о том, что любое чётное число, больше двух, представляется в виде суммы двух простых). В принципе может оказаться, что ответ на это утверждение не следует из аксиом Пеано (хотя и вряд ли), но если так случится, это не будет значить, что ответа (или решения или доказательства) нет. Напротив - это будет означать, что гипотеза верна, ведь если бы существовало неразложимое число, то оно было бы доказательством неверности этой гипотезы в аксиоматике Пеано. Поэтому конкретный набор аксиом для математиков не очень важен - важнее свойства объектов (в данном случае чисел).

Когда было доказано, что не существует алгоритма для решения диофантовых уравнений (10-я проблема Гильберта) - это не просто означало существование диофантова уравнения, неразрешимого в аксиоматике Пеано. Нет, это означало, что для любой системы аксиом найдётся уравнение, для которого невозможно ни найти решение, ни доказать его отсутствие. Под фразой "не существует алгоритма" скрывается не "не существует способа найти решение", как можно было бы подумать - нет, это значит, что не существует формального решения. Ведь если бы существовало либо решение, либо доказательство его отсутствия, то переборный алгоритм его нашёл бы. Но и сказать "не существует ни решения, ни доказательства его отсутствия" тоже плохо, ведь для математиков невозможность найти решение является доказательством его отсутствия. Является доказательством для математиков, хотя не является формальным доказательством. Не, такого они вслух говорить не будут, поэтому говорят "не существует алгоритма". :)

Что интересно, Пенроуз в своей книге довольно много внимания уделил вопросу о том, придумываем ли мы математику или открываем, т.е. о противопоставлении этих подходов, на чём и основан его аргумент неалгоритмизуемости сознания. Но и он всё-таки не формулирует этого в явном виде, а строит формальное доказательство гёделевским методом.

И ещё интересно, что этот критический для математики факт (по сути - доказательство невозможности строгой формализации математики как науки, т.к. для любой системы аксиом найдутся утверждения, которые осмысленны и определены для математиков, но не определены в аксиоматике) по времени примерно совпал с не менее критическим фактом для физики - обнаружением квантовой неопределённости, которая по сути означает принципиальную невоспроизводимость экспериментов и, соответственно, невозможность предсказания состояния системы с помощью физической теории, а ведь именно это считалось основной задачей физики и критерием научности физических теорий. И то, и другое произошло в начале XX века.

[*] Задача останова говорит о том, что не существует алгоритма, который про произвольный поданный ему на вход алгоритм определял бы, остановится он или нет (это нетрудно доказывается). Значит, алгоритм, который последовательно перебирает все возможные фразы в поисках формального доказательства либо того, что данный ему на вход алгоритм не остановится, либо что он остановится, тоже для каких-то алгоритмов никогда не даст ответ, а значит, для этих алгоритмов не существует ни доказательства того, что они остановятся, ни - того, что они не остановятся.
This entry was originally posted at https://gul-kiev.dreamwidth.org/70091.html.
buddha eyes

Про Гёделя, Пенроуза и вычислимость

Ещё раз про вычислимость, теорему Гёделя о неполноте, алгоритмизуемость человеческого сознания и Роджера Пенроуза, получившего в этом году Нобелевку.

Почему это интересно?
С одной стороны это одна из наиболее удивительных и неожиданных теорем математики - о том, что (если опустить детали) в любой математической системе найдутся утверждения, которые невозможно ни доказать, ни опровергнуть на основании аксиом этой системы.
С другой - потому что Роджер Пенроуз использовал этот факт и немного модифицированный метод доказательства Гёделя для того чтобы доказать, что человеческое сознание неалгоритмизуемо, т.е. принципиально немоделируемо на обычном компьютере (причём квантовый компьютер тоже "обычный").
Collapse )
This entry was originally posted at https://gul-kiev.dreamwidth.org/69745.html.
buddha eyes

Глубина-глубина, я не твой

Просто фантазия.
Создание иллюзии может быть мошенничеством (обманом), а может - вполне законным действием, направленным на благо пользователя. Разница в том, имеет ли пользователь информацию о том, что это иллюзия, или нет. Например, в VR-шлеме пользователю создаётся виртуальная реальность, и пользователь при этом однозначно осознаёт, что это виртуальность. А если, скажем, сайт предлагает иллюзию общения с девушками под видом реального общения, то это мошенничество. Если же пользователи, обладая информацией о том, что это не настоящие девушки, предпочитают себя обманывать и игнорировать эту информацию - это опять не мошенничество. Ведь если себя не обманывать, то теряется смысл.

Представим себе будущий суд, который решает вопрос этичности и законности создания виртуальной реальности.
Для того, чтобы это было допустимым, пользователю должна быть доступна информация, однозначно свидетельствующая о том, что его реальность виртуальна. Вердикт: создание виртуальной реальности возможно только при соблюдении следующих условий:
1. Регулярной (ежедневной) демонстрации пользователю примера виртуальной реальности, неотличимой от той, в которой он находится. Пользователю необходимо демонстрировать сновидения.
2. В виртуальной реальности должны быть доверенные (внешние по отношению к ней) источники информации, прямо говорящие о том, что эта реальность виртуальна. Доступные для прочтения священные писания, в которых написано, что материальный мир - иллюзия.
3. Время от времени должны происходить события, однозначно демонстрирующие нереальность окружающего мира. Чудеса (дежавю, вещие сны и т.п.).

Если же пользователь, несмотря на всё это, считает окружающий его мир реальным - это его личный сознательный выбор, так он более полно получает впечатления (для чего, собственно, оно всё и создаётся), но создание для него такого мира при соблюдении этих условий обманом уже не является.
This entry was originally posted at https://gul-kiev.dreamwidth.org/69624.html.
buddha eyes

Мир как иллюзия

Я почему-то опять начал размышлять на тему виртуальности мира.
Придумались новые соображения на эту тему, опишу.

Для начала - в чём, собственно, вопрос (тема размышлений). Что означает тезис "мир виртуален", на что это влияет, и возможно ли это определить хотя бы теоретически (т.е. имеет ли смысл этот вопрос)?

Можно временно отвлечься от гипотезы виртуального мира, пусть он реальный и единственный.
Но реальный мир - это не то же самое, что наше представление о нём. Мы не можем воспринимать реальный мир непосредственно, мы воспринимаем только какие-то его проявления, доступные нашим органам чувств, примерно как в платоновской пещере. Сам реальный мир может, например, насчитывать 11 измерений, из которых мы можем воспринимать всего три. И напротив, некоторые понятия существуют только в нашем представлении, но отсутствуют в реальном мире - например, боль. Отождествление реального мира и нашего представления о нём называется "наивный реализм", это распространённое в быту, но не распространённое среди философов мировоззрение.

Итак, мир, который мы воспринимаем - это не то же самое, что реальный мир, причём отличаться они могут довольно существенно.
Но если так, в чём же состоит концепция виртуальной реальности? Разве это не о том же?
В ту же сторону, но не совсем.
Если мы воспринимаем отражение реальности, то существует однозначное отображение между реальностью и представлением, и изучая, скажем, физику, мы на самом деле изучаем законы реальности.
Виртуальная реальность означает, что законы внешней реальности очень мало связаны с нашим представлением, примерно как сновидение или реальность внутри VR-шлема. Конечно, любое событие в виртуальной реальности тоже имеет своё отражение во внешней реальности, но эта связь совсем не так прямолинейна, и задача изучить законы внешнего мира, наблюдая за происходящим внутри VR-шлема, становится намного более проблематичной.
Законы в виртуальной реальности не так надёжны, как в реальности. Виртуальная реальность (в частности, сновидение) может полностью поменяться, или в ней может произойти что-то внезапное. Фактически это иллюзия, создаваемая какими-то внешними по отношению к этой иллюзии силами (одушевлёнными или нет). Каким именно механизмом создаётся эта виртуальность - неважно, и этот вопрос как раз уже не очень осмыслен. Можно им не заморачиваться, а если хочется всё-таки нарисовать себе что-то конкретное - можно представить, например, как цивилизация долго технически развивалась, и в далёком будущем на остатках догорающих звёзд будущие почти бессмертные люди захотели кайфануть, создав для себя виртуальный мир намного счастливее, разнообразнее и богаче, чем тот, в котором они живут.
Иными словами, мы в любом случае воспринимаем реальность как будто через экран телевизора, но в одном варианте он показывает изображение с внешней камеры, а в другом - художественный фильм (или мультфильм).

Следующий непростой вопрос: в случае виртуального мира, насколько наше сознание является частью виртуальности, или же оно полностью относится к внешней реальности?
Например, возможно ли, создавая для нас иллюзию реальности, вместе с ней создать у нас воспоминания об этой иллюзии? Или может ли тот, кто создаёт иллюзию, запретить нам думать о каких-то вещах с целью скрыть факт этой иллюзии? Если мы сомневаемся в том, что картинка в нашем сознании соответствует реальному миру, то мы должны допускать и то, что наше сознание вносит свои искажения (или, наоборот, компенсирует искажения восприятия).

Теперь вернёмся к вопросам - если мы живём в виртуальности, есть ли у нас способ это обнаружить? И что это для нас означает?
Насколько вообще имеет смысл вопрос о реальности, не становится ли она подобна некому непознаваемому богу?

Как ни странно, человек в некоторых случаях может обнаруживать собственные когнитивные искажения, изучать их и корректировать их путём логических рассуждений. Возможно ли путём таких логических рассуждений подобраться к вопросу виртуальности мира, учитывая нашу склонность отождествлять воспринимаемый мир с реальным?
Я слышал мнение, что доказать виртуальность внешнего мира невозможно, как нет способа отличить сон от яви.
Я считаю, что невозможно доказать реальность внешнего мира, но доказать его виртуальность в некоторых случаях возможно. И, в частности, в некоторых случаях возможно определить, что я нахожусь в сновидении. Есть разные способы перехода в осознанное сновидение, у меня это лучше всего получается, когда я обнаруживаю какое-то логическое противоречие в происходящем вокруг. Реальность не может быть противоречивой, а в виртуальности может быть что угодно.

Я обнаружил несколько логических аргументов в пользу того, что наше сознание не является частью наблюдаемой нами реальности.
1. Все известные нам законы внешнего мира алгоритмизуемы. Существует алгоритм, который на основании полной информации о начальном состоянии физической системы позволяет узнать её последующее состояние - по крайней мере, нам неизвестны никакие законы, не подчиняющиеся этому правилу. При этом сознание неалгоритмизуемо, это доказал Пенроуз [1]. Пенроуз из этого делает вывод, что в реальности существуют какие-то неалгоритмизуемые законы, о которых мы не знаем, но которые играют заметную роль в работе мозга. Другой возможный вывод - сознание не подчиняется законам наблюдаемой реальности, т.е. не принадлежит ей.
2. В физике (известной нам) нет случайных событий, в т.ч. в квантовой механике. Частица не попадает в одну из щелей случайным образом, а квантовая система находится в суперпозиции состояний "частица пролетела через правую щель" и "частица пролетела через левую щель". Случайные события (коллапс волновой функции) возникает только с появлением наблюдателя, физики обычно вообще не считают редукцию квантового состояния объективным физическим процессом. Но сознание не может наблюдать суперпозицию состояний системы, при открывании ящика кот будет либо жив, любо мёртв, но не жив и мёртв одновременно. Переход квантовой системы к классической физики не связывают с сознанием наблюдателя, а связывают с детектором, хотя строго определить, что именно является детектором, при этом не могут.
3. Физические законы детерминированы. Даже если допустить их неалгоритмизуемость и наличие объективной случайности, всё равно в физическом мире нет места для свободы воли. Но свобода воли каким-то образом есть.
4. Doomsday argument. Если предположить, что мы случайные из людей, то маловероятно, что мы попали в первые единицы процентов человеческой расы. А это значит, что либо человеческая раса скоро закончится, либо что мир виртуален (и, возможно, создан будущими людьми).

Если эти аргументы (или хотя бы какой-то из них) признать существенным, можно сделать вывод, что реальность виртуальна.
Что это для нас меняет?
Чтобы ответить на этот вопрос, можно посмотреть на буддизм, который по сути именно это и утверждает, материальный мир - иллюзия.
Сознание не является частью этой иллюзии, но может быть поглощено ей, примерно как геймер может погрузиться в игру и забыть обо всём другом.
Иными словами, от ответа на вопрос о реальности или виртуальности мира зависит оценка ценностей и приоритетов. В одном случае единственной ценностью является взаимодействие с материальным миром и воздействие на него, в другом - единственной реальной вещью является сознание, и растворять его в окружающей реальности, делать его полностью зависимым от материального мира - не лучшая стратегия.

Хороший обзор: https://evgeniirudnyi.livejournal.com/234222.html
Про Doomsday argument: https://plakhov.livejournal.com/229482.html
[1] Р.Пенроуз, "Тени разума. В поисках науки о сознании".
This entry was originally posted at https://gul-kiev.dreamwidth.org/69249.html.
buddha eyes

О криптографии

Ещё из Оливера Сакса. Он невролог, и книжка про невропатологии, но один отрывок может быть любопытен в разрезе современного шифрования. Если всё так (а он всё-таки учёный, который вряд ли будет прибегать к столь грубым фальсификациям), это заставляет вспомнить теории о том, что мозг в своей работе использует квантовые эффекты, и алгоритм Шора, позволяющий выполнять факторизацию на квантовом компьютере существенно быстрее. А на трудности факторизации основываются все современные алгоритмы асимметричного шифрования, в т.ч. подпись транзакций в bitcoin и других криптовалютах.
И ещё вспоминается фильм "Человек, который познал бесконечность" про индийского математика Рамануджана и его удивительные способности в арифметике.

Это отрывок из главы про близнецов - умственно отсталых "счётчиков", демонстрировавших на выступлениях со сцены свои феноменальные вычислительные способности.

...На этот раз я натолкнулся на близнецов случайно. Таинственно улыбаясь, они сидели рядышком в углу в состоянии какого-то странного покоя и блаженства. Стараясь их не спугнуть, я незаметно подкрался поближе и понял, что они были погружены в какую-то особую, чисто числовую беседу: Джон называл шестизначное число, Майкл, кивнув, подхватывал его, улыбался и, казалось, пробовал на вкус, а затем сам отвечал шестизначным числом, которое Джон в свою очередь принимал с глубоким удовлетворением. Близнецы были похожи на двух знатоков вин, обнаруживших во время дегустаций редкий букет и смаковавших его. Незамеченный ими, я сидел неподвижно, как зачарованный, пытаясь понять, что происходит.

Чем они занимались? Возможно, это была особого рода игра, но в ней угадывалась такая торжественность, такая спокойная, созерцательная и почти священная глубина, какой я никогда не встречал в обычных играх. Мне всегда казалось, что возбуждённо-рассеянные близнецы к этому не способны. Я удовлетворился тем, что записал все числа, которыми они обменивались, - числа, которые приводили их в такой восторг и которые они, слившись в единое целое, так странно перебирали и смаковали.

Добравшись домой, я первым делом вытащил таблицы степеней, множителей, логарифмов и простых чисел. Возникшее у меня подозрение теперь подтвердилось. Все шестизначные числа, которыми обменивались близнецы, были простыми - то есть числами, которые без остатка делятся только на себя и еденицу. В моей голове роились вопросы. Где они узнали о таких числах? В любом случае, вычислять такие числа они не могли - они не были способны ни к каким вычислениям.

На следующий день я вернулся в больницу, прихватив с собой драгоценную таблицу. Близнецы снова были погруженыв своё числовое общение, но на этот раз я тихонько к ним подошёл. Сначала они растерялись, но, убедившись, что мешать я им не собирался, возобновили прежнюю "игру" с шестизначными числами. Через несколько минут, решив поучаствовать, я рискнул назвать восьмизначное число. Близнецы повернулись ко мне и замерли с видом глубокой сосредоточенности и некоторого сомнения. Пауза - самая длинная из всех, которые я у них наблюдал, - продолжалась с полминуты или более. Вдруг оба одновременно заулыбались. Осуществив головокружительный процесс внутренней проверки, они увидели, что моё восьмизначное число было простым. Это привело их в восторг, в двойной восторг: во-первых, я подарил им новую игрушку, простое число такого порядка, какого они раньше не встречали, а во вторых, я понял и оценил их игру и принял в ней участие.

Они слегка подвинулись, освобождая место, и я уселся между ними - новый партнёр, третий в их числовом мире. Джон, лидер в этой паре, надолго задумался. Это продолжалось минут пять. Я сидел, едва дыша, боясь пошевелиться. Наконец Джон назвал девятизначное число. Майкл, подумав, ответил другим таким же. Наступила моя очередь, и я, тайком заглянув таблицу, внёс свой нечестный вклад - десятизначное число.
Опять последовала тишина, ещё более длительная и сосредоточенная, чем раньше, и Джон, после какого-то невероятного внутреннего созерцания, назвал двенадцатизначное число. Я не мог ни проверить его, ни назвать своё в ответ, поскольку моя таблица (насколько мне было известно, единственная в своём роде) дальше десяти знаков не шла. Но то, перед чем спасовала таблица, Майклу оказалось вполне по плечу, хотя и заняло у него ещё пять минут. Через час близнецы уже вовсю обменивались двадцатизначными числами. Предполагаю, что они тоже были простыми, но проверить этого я не мог. Тогда, в 1966 году, такую проверку могли осуществить только самые мощные компьютеры, и то это было непросто, даже с помощью решета Эратосфена, или любого другого алгоритма. Прямого способа вычисления простых чисел такого порядка вообще не существует - и тем не менее близнецы это делали...


This entry was originally posted at https://gul-kiev.dreamwidth.org/68880.html.
buddha eyes

Ослиный мост

Читая замечательную книгу Оливера Сакса "Человек, который принял свою жену за шляпу", узнал любопытный факт. Ослиным мостом в средние века называли теорему Пифагора, а учеников, не способных её понять и зазубривающих наизусть - ослами.
Возможно, я недооцениваю современную молодёжь, но мне кажется, что по этому критерию большинство окажется ослами.

И тут интересно, как выходят из этого положения педагоги, чтобы замаскировать низкий уровень современного образования. Везде в интернете, где я нашёл этот факт, он приводится в такой трактовке: "Доказательство теоремы Пифагора учащиеся средних веков считали очень трудным и называли его Pons asinorum – ослиный мост". По-моему, не очень логично.

This entry was originally posted at https://gul-kiev.dreamwidth.org/68703.html.